• >> Квят будет работать в составе "Арден-Кэтерхэм" на тестах WSR 21 ноября

  • >> Эрик Булье: Кими поможет эта победа

  • >> В McLaren планируют ускорить проведение пит-стопов

  • >> Определился график работы пилотов на молодёжных тестах Формулы-1 в Абу-Даби

Марк Уэббер о дружбе, Лэнсе Армстронге, раке, и судьбе

Марк Уэббер: «Лэнс Армстронг попал в поле моего зрения в тот момент, когда он после своего возвращения в спорт выиграл велогонки "Тур де Франс" 1999 и 2000 годов. Я смотрел на него и думал: "Ого, это просто феноменально!"

Я начал заниматься шоссейным велоспортом после того, как впервые приехал в Европу в середине 1990-х годов, и отлично понимал, насколько это трудно. К тому моменту я уже несколько раз участвовал в тренировочных сборах во французских Альпах, включавших в себя и езду на велосипеде.

Поэтому "Тур де Франс" автоматически превратился для меня в привлекательное событие, и я с большим вниманием наблюдал за парнями, принимавшими участие в гонке. Для меня это было так интересно, как с визуальной, так и со спортивной точки зрения, что я на долгое время буквально приклеился к телевизору.

Потом я прочитал его книгу "Это не про велосипед" [Марк имеет в виду книгу Лэнса Армстронга и Сэлли Дженкинс "It’s Not About the Bike: My Journey Back to Life", рассказывающую о его борьбе с раком и возвращением в спорт].

Я был в то время молодым резервным пилотом Benetton, сопровождал Дженсона Баттона и Джанкарло Физикеллу на всех гонках, и через несколько месяцев после того, как закончил читать книгу, мы приехали в Индианаполис, на Гран При США 2001 года. Туда же, где Армстронг лечился от рака. Я закончил свою работу, поймал такси и поехал в Медицинский Центр Индианы.

Один из самых главных героев для меня, человек, который оказал огромное влияние на мою жизнь – это мой дедушка. Последние полтора года его жизни были мучительными. Его смерть была ужасна из-за рака, и это шокировало меня, потому что шокировало моего отца. Мне тогда было 14 лет.

Я уверен, что как и многим другим людям, которые болели раком, но остались в живых, что моего дедушку вдохновила бы эта книга, если бы она появилась лет на 10 раньше. Это была невероятная история о том, как Армстронг прошёл через рак — как человек, пациент и спортсмен.

Любопытство взяло надо мной верх. Я хотел повидаться с людьми, которые лечили его, и задать им несколько вопросов о том, каким он был, хотя отлично понимал, что скорее всего доберусь только до приёмной, и только.

Но два дня спустя мне позвонила Лэтрайс Хэни, медсестра, которая тесно работала с Лэнсом. Армстронг описывал её как настоящего ангела, и судя по всему, в таких вопросах он разбирается, поскольку она действительно оказалась прекрасным, добрым человеком.

Она была суперпрофессионалом во всём, и сказала, что Армстронг был очень стойким; он действительно мужественно сражался с болезнью. Я продолжал общаться с медсестрой и позже, навещал её семью каждый раз, когда приезжал в Индианаполис, и однажды взял их с собой на гонку.

Затем через друзей своих друзей я познакомился с Лэнсом, несколько раз с ним встречался, а в 2004-м году после Гран При Бразилии приехал на его ранчо в Техасе. Это было большое событие для меня в то время. Я прыгнул с "тарзанки" в Остине вместе с ним и его друзьями – это место описано в его книге как то, что заставило его почувствовать себя живым после победы над раком.

Что меня ещё поразило, так это его память. Он разбирался во многих видах спорта, и знал о том, что происходит в Формуле 1. Он задавал множество вопросов о самых разных людях в спорте. Я помню о том, как он спрашивал о Фрэнке Уильямсе и, конечно, Михаэле Шумахере.

Он спрашивал о его подготовке, о том, почему Шумахер так хорош, и как ему удаётся на протяжении такого долгого времени доминировать в нашем спорте. Он, конечно, очень интересовался Михаэлем, хотя Формула 1 и не его спорт. Он интересовался тем, чем мы занимаемся в аэродинамических трубах, и, конечно, как большинство людей,он интересовался машинами и особенностями их работы.

Мы ещё несколько раз встречались в течение нескольких следующих лет, но нашей дружбе пришёл конец в 2008-м году. Тогда он подвёл меня, когда мы организовали ему пропуск на Гран При Монако. В Red Bull Racing старались выполнять все его требования, которые были весьма высокими, делали всё возможное, а он не явился на шоу и даже не извинился. Я подумал тогда, что это очень некрасиво, и был разочарован.

Чуть раньше на той же неделе мы ездили на велосипедах вместе с двумя коллегами Лэнса из Остина и чемпионом мира по супербайку Троем Бейлиссом. Один из напарников Армстронга попал в аварию и был серьёзно ранен. Он провёл несколько дней в больнице, но всё же смог прийти после гонки на трассу, а Лэнс так и не явился.

Это, вместе с постоянными слухами о том, что Лэнс – лжец, и использует допинг, а также долгими беседами с журналистом Полом Киммэджем (который был на слушаниях дел Армстронга в течение многих лет) заставило меня задуматься о том, что Лэнс, возможно, был совсем не тем человеком, которого я стремился в нём увидеть. В тот момент я задним числом дистанцировал себя от шоссейных велогонок как спорта – наверное, несправедливо, так как я продолжал использовать езду на велосипеде в общей программе тренировок.

Я спрашивал себя, как так получилось, что все, кто опережал Армстронга, были пойманы на применении допинга, а он – нет. Это была очень сложная тема для разговоров с нашими общими друзьями. Я сказал им два года назад, что Лэнс должен признаться, но они чувствовали, что он вряд ли когда-либо это сделает.

Слово "вызывающий" часто возникало рядом с ним. Армстронг всегда действовал вызывающе – он полагал, что был чист. Это было очевидно ещё в его интервью Опре Уинфри. Он признал, что он наркоман, но не считал это обманом. Я думаю, его не волновало, сколько людей надо заставить уйти с пути, чтобы подняться наверх. Людей гораздо более нравственных, чем он. Он не волновался о последствиях, и о том, в какое положение он может поставить других. Это была Планета Лэнса.

Именно поэтому Армстронга, по его же собственным словам, не слишком тяготит полная дисквалификация. Он слишком долго обманывал многих людей, считая нас всех идиотами.

Всякий раз, когда я думаю об Армстронге теперь, я вспоминаю о "чистых" велосипедистах, которые соревновались с ним в рамках созданной им системы. Мы вряд ли когда-либо узнаем это точно, но вполне возможно, что некоторые из них однажды смогли бы бросить вызов Армстронгу, Ивану Бассу, Яну Ульриху, Александру Винокурову, Альберто Контадору, Ришару Виранку и так далее [Уэббер перечислил ведущих велогонщиков последнего десятилетия, пойманных на употреблении допинга]. К сожалению, мы даже не знаем их имён, но в моих глазах они морально на целую улицу впереди всех этих парней.

В жизни нередко приходится делать выбор. Несомненно, никто из нас не совершенен, но в конечном счёте судьба всегда побеждает».




Автоновости. События в автоспорте. Oblegchenno.ru